Информация

Свежий номер
Архив
О журнале
Наши авторы
Редколлегия
Требования к публикациям
Контакты
Сотрудничество

Новости журнала

Новая индустриализация РФ как фактор евразийской интеграции

Прежде всего, хочется и мыслью, и сердцем поддержать введение Ю.М. Осиповым для нашей конференции термина-категории « обустройство» . Это не узкоэкономическое понятие, а действительно философско-хозяйственное обозначение того, что должно происходить в стране и мире во благо человечества и в гармонии с его хозяйством и средой обитания. Здесь не просто максимизация прибыли нужна, а чтобы « просторно и радостно на душе» было, говоря словами советского поэта-песенника М.В. Исаковского. И как не согласиться с Юрием Михайловичем, когда он несколько лет назад, находясь в научной командировке в Канаде, в интервью тамошним журналистам на вопрос, как ему понравилась благоустроенность бытия в той стране, ответил, что, конечно, это хорошо, но русской душе там скучно и неинтересно. Он имел в виду, полагаю, непросторность душе, но вслух так не сформулировал, понимая непостижимость смысла такой непросторности для западного человека. Который может только недоумевать, чего, мол, тебе, русский, тут не хватает – может, завалов мусора у самой дороги, чем, например, резко отличается российская территория от белорусской и финской, когда едешь из Москвы в Минск или из Питера в Хельсинки, и что даже из космоса очень резко дифференцируется.

Нет, конечно: мусор сегодняшний – это временно преходящее, а вот просторность души как обязательное условие, фактор и составляющая обустройства – это в нас генетически исходно. И когда мы беремся за анализ, например, проблем Таможенного союза, то с узкоэкономических позиций можем прийти к обескураживающим результатам о его невыгодности и России, и Беларуси, и Казахстану. А вот если смотреть шире, чем с экономической точки зрения, то позитивы преобладают над негативами столь впечатляюще, что это даже и научного анализа не требует – оно просто самоочевидно « невооруженным глазом». Преобладают, потому что само наличие Таможенного союза приближает к обустройству наших народов в гармонии с их хозяйством и средой обитания.

Это, видимо, понимает и большинство украинского народа не поспешившего помогать кучке западенских активистов, бьющих стела и взламывающих двери в здании киевской администрации, нападающих на спецназ. Дело, наверное, не в аргументированных предупреждениях такого профессионала, как С.Ю. Глазьев (иначе Украина потеряет 12 млрд. от того-то и т.д.) – эти предупреждения все-таки были узкоэкономическими. И даже не в опасениях промышленников Украины, что с Евросоюзом погибнут последние остатки украинской промышленности. Дело, видимо, в массовом осознании того факта, что с Евросоюзом обустройства для Украины достичь в принципе невозможно, а в то же время ни в России, ни в Украине сегодня не наблюдается необходимого обустройства как предпосылки высшего, совместного их обустройства. Власть олигархов и там, и здесь, нежелание украинских олигархов « ложиться» под российских разрезали надвое, например, вчера ещё единый военно-промышленный комплекс, что выступает бедой и тому, и другому народу, а преодоление беды видится лишь в объединении, которому мешает олигархическое засилье.

Недавнее открытое признание вице-премьера Правительства РФ Д.О. Рогозина о том, что американское высокоточное оружие сегодня способно за несколько часов уничтожить 90% ракетно-ядерного потенциала России, обнажает чудовищную степень нашей беззащитности. А это, разумеется, свидетельствует вовсе не об обустроенности у сегодняшней России и у большинства из тех, с кем она интегрируется на евроазиатском пространстве. Конечно, правильно президент и верховный главнокомандующий в последние дни проводит проверки боеготовности советских ракет и созывает совещания о необходимости вводить в войска новые типы вооружения. Но за бодрой готовностью направить 20 трлн. руб. на модернизацию нашей обороны нельзя не слышать сдержанных оценок руководителей военно-промышленного комплекса, предупреждающих, что требуется высокозатратная модернизация, чуть ли не создание заново оборонных заводов, возрождение научно-исследовательских институтов конструкторских бюро, былой системы профтехобразования по подготовке рабочих высоких разрядов. Что деньги сами по себе не создают высокотехнологичной продукции, когда специалистам военно-промышленного комплекса сегодня не менее 60-70 лет, а рабочих высоких разрядов вовсе не осталось и при этом создание ракеты для подводных лодок поручается « сухопутному» предприятию вместо специализировавшемуся на этом десятилетия. То есть менеджмент проявляет неумение правильно определить, на что именно направить небывало большие денежные вливания из госбюджета. Выходит, что обустройство России, в том числе и в русле евроазийской интеграции, предстает сложным, многоаспектным процессом, который нельзя оценивать узкоэкономически. Он требует не просто количественного увеличения бюджетных вливаний (это лишь необходимое предусловие), а принципиально новой промышленной, кадровой и образовательной политики.

Он требует, добавим, обязательной реализации поставленной В.В. Путиным два года назад задачи новой индустриализации РФ, подобной по масштабам осуществленной в СССР в 1930-х годах. Нельзя не согласиться с постановкой данной задачи, она выступает как объективная и безальтернативная (ибо альтернатива ей только гибель страны, её хозяйства и населения) необходимость. Во-первых, в деле залечивания ран, нанесенных стране, её населению и хозяйству так называемыми реформами последних двух десятилетий, проведенных, по моему мнению, вопреки научным рекомендациям и урокам из мирового опыта, особенно развитых стран Запада и реформируемого Китая. Во-вторых, в деле вырыва человечества, в том числе населения нашей страны, и его хозяйства, а также тех, кто с нами интегрируется в евроазиатском пространстве, а за нами и всего мирового хозяйства в запостмодерновое состояние, в действительное обустройство из сегодняшней ситуации античеловечной экономики постмодерна, мировой экономической катастрофы.

К сожалению, недавнее признание министра экономического развития РФ А.В. Улюкаева, что на период до 2030 года наша страна обречена на самый пессимистический социально-экономический прогноз, продолжение функции сырьевого придатка других стран, сокращение социальных и оборонных расходов государства, - свидетельствует о другом. В этом прогнозе просто не находится места новой индустриализации. Министра трудно заподозрить в неумении анализировать и прогнозировать. Просто он исходит из того, что будет при продолжении той же макроэкономической политики, которая и проводилась последние два десятилетия. И тогда, действительно, нет и не может быть никакой новой индустриализации, тем более сопоставимой по масштабам с советской. А значит, и обустройства, которое послужило бы притягательной силой-стимулом для новых и новых акторов нашей евроазиатской интеграции.

Так надо ли цепляться за продолжение той же макроэкономической политики, из-за которой нет места новой индустриализации, а значит, и настоящего обустройства в РФ и на этой основе – в евразийской интеграции в целом? Надо ли полностью отрицать актуальность и значимость советского опыта, как это делается в публикациях, особенно сторонников либерально-рыночной парадигмы, которые ссылаются на принципиальные различия тогдашней и сегодняшней социально-экономических систем? Различия эти, разумеется, нельзя отрицать, но разве оптимальной для обустройства получилась в РФ система или, вернее, антисистемность?

Нами в русле теоретической экономии как направления, разрабатываемого нашей научной школой, во всех основных аспектах родственной философии хозяйства, проведено исследование по выявлению актуальных/неактуальных аспектов индустриализации СССР для осуществления новой индустриализации в РФ. Разумеется, такая дифференциация весьма относительна. И не только в наличии в том или ином аспекте советской индустриализации черт и актуального, и неактуального для сегодняшнего и завтрашнего осуществления новой индустриализации в РФ.

Дело в том, что здесь в ходе изучения данной проблемы мы столкнулись с необходимостью существенной корректировки собственной рабочей гипотезы, определенной нами перед началом исследования. Вместо представления, что выделим актуальное и его сочтем правомерным для сегодняшнего использования, а выделение неактуальных аспектов определит ненужность, абсолютную неприложимость их к сегодняшней практике, – на деле мы вынуждены были признать, что нет как абсолютно неактуального, так и абсолютно актуального. В первом приближении получилось, что все аспекты советской индустриализации: кадровый, финансовый, образовательный - актуальны, но реализация каждого из них в отдельности и всех их в совокупности возможна только при определенных условиях, вплоть до коренного, на 180 градусов переворота в макроэкономической политике РФ. В том числе использования мобилизационных методов, существенного пересмотра итогов приватизации 1990-х годов, национализации природных ресурсов и тех естественных монополий, которые естественно же предназначены выступить стержневой основой для индустриализационного, обустроительного процесса.

Осуществление новой индустриализации РФ, представляется, выступит действенным фактором нашей евроазиатской интеграции, инициирует сходные индустриализационные процессы на всем пространстве интегрирующихся стран.

В.А. Гордеев

доктор экономических наук, профессор, действительный член Академии философии хозяйства и Философско-экономического собрания МГУ имени М.В.Ломоносова. Заведующий кафедрой экономической теории ФГБОУ ВПО «Ярославский государственный технический университет».

Все новости